Навигация


- События. Фото. Видео.

- Визы в Прибалтику
   - Виза в Латвию
   - Виза в Литву
   - Виза в Эстонию
   - !Шенгенские визы

- Общая информация
   - Посольство Латвии и консульство Латвии
   - Посольство Литвы и консульство Литвы
   - Посольство Эстонии и консульство Эстонии
   - Телефоны Латвии, Литвы, Эстонии
   - Телефоны Калининграда и Калининградской области
   - Сайты Калининграда
   - Адреса Калининграда

- Экономика Прибалтики
   - Таможня
   - !Загранпаспорта

- Карты Прибалтики
   - Карта Латвии
   - Карта Литвы
   - Карта Эстонии
   - Карта Калининграда

- Транспорт Прибалтики
   - ЖД билеты
   - Авиарейсы
   - Междугородние и международные автобусы
   - Паромная линия Калининград - Санкт-Петербург
   - Грузоперевозки

- Публикации. Прибалтика
   - Латвия
   - Литва
   - Эстония
   - Калининград

- Экология Прибалтики
   - Балтийское море
   - Экология Калининграда

- Правовая помощь
   - Европейский суд
   - Совет Европы



- Поиск
- Наши баннеры









Памятниковая дата

День молчания

Премьер-министр Эстонии Андрус Ансип довольно медленно, но решительно подошел к Бронзовому солдату. Два давних врага, наверное, впервые увидели друг друга воочию. Премьер кратко, но почтительно поклонился. Солдат и так был отлит со склоненной головой. Два эстонских солдата положили перед памятником венок. Рядом с премьером находились два члена его правительства. Яак Аавиксоо, уже месяц работающий министром обороны, а до этого занимавший мирную должность ректора Тартуского университета, стоял с лицом совершенно несчастного человека. Урве Пало, молодая девушка в красном шарфе, еще недавно бывшая главой крупной строительной фирмы, а сейчас работающая министром по делам народонаселения, сжимала и разжимала кулачки – было очень холодно, а она, как назло, сняла перчатки.

Все молчали. Как заранее говорили организаторы, в День скорби по погибшим во второй мировой никаких речей не будет. Оглядев Бронзового солдата, премьер решительно прошел вперед и встал по левую руку от памятника. За ним следом с собственным венком вышел вице-мэр Таллина Тави Аас, а потом посол Швеции – с венком от всего дипкорпуса. Остальные дипломаты стояли сбоку и молча наблюдали. Поучаствовать в приехали все, кроме одного,– российского. Пресс-атташе Максим Козлов объяснил мне, что по давней советской традиции венки посольство возлагает только 9 Мая, поэтому делать то же самое 8-го не собирается.

Из общей массы приехавших послов отличиться решили главы дипмиссий Китая и Чехии. Им показалось, что одного венка от всех дипломатов мало – поэтому приехали со своими букетами.

Постояв в тишине военного кладбища минут 15, премьер, его министры, дипломаты и журналисты заторопились по машинам. Перед этим, утром, в лесу под Таллином они возложили цветы к мемориалу жертвам холокоста, а теперь собирались в Маарьямяги – туда, где похоронены воевавшие в Эстонии солдаты вермахта. Кстати, в российском посольстве факт посещения Маарьямяги также отметили как одну из причин своего неучастия в траурной церемонии. По словам российских дипломатов, они чтят память только солдат, воевавших в антигитлеровской коалиции. После возложения венков министр обороны подошел к журналистам. Так вышло, что разговаривать пришлось через надгробную плиту – журналистов выстроили как раз за ней, так что министру пришлось воспользоваться ею как трибуной.

– Я надеюсь, что после трудных лет, которые Эстония провела под оккупациями, немецкой и советской, Бронзовый солдат наконец нашел свое последнее – я надеюсь – место отдыха и скорби по тем, кто погиб в войне против фашизма. Возложив к нему цветы, мы почтили память всех павших,– министр говорил медленно и громко, прямо ему в лицо дул сильный ветер с залива.– Теперь он стоит на военном кладбище, я бы сказал, в солидном окружении – среди эстонцев и русских, англичан, евреев, немцев и финнов, похороненных там. Это хорошее место и правильно отражает трагическую историю эстонского народа. Надеюсь, что люди понимают это решение правительства.

Иностранные журналисты не поняли, что он сказал, и попросили повторить по-английски. Я спросил министра, что он думает об отсутствии на церемонии российских дипломатов. Министр обороны ответил дипломатично:

– Мы знаем, что Россия, так же как и Советский Союз, исторически празднует конец второй мировой войны – или Великой Отечественной, как ее называют в России,– 9 мая. Мы чтим их традицию. Мы бы, конечно, хотели, чтобы они пришли сюда и сегодня тоже. Но если они придут возлагать цветы 9 мая – вопросов не будет. Я не вижу в этом никакой провокации.

– То есть вы уверены, что завтра провокаций не будет? – подхватила корреспондентка российского телеканала. – Я очень на это надеюсь. Однако мы готовимся.

Я спросил, откроют ли 9 мая для свободного доступа людей площадь Тынисмяги.

– Соображения безопасности заставляют нас сохранить ограждение на площади,– ответил он уже вконец охрипшим на ветру голосом.

День цветов

Утром 9 мая вышло солнце. На военное кладбище, такое пустынное еще накануне, подходили люди. По дороге они жаловались друг другу, что с трудом его нашли – и это при том, что находится кладбище совсем недалеко от центра, в десяти минутах езды от прежнего местонахождения памятника, сразу за автовокзалом. Треугольная площадка (порядка двух квадратных метров) прямо перед Бронзовым солдатом производила колоссальное впечатление. Уже к девяти утра она была укрыта толстым слоем алых гвоздик. Люди подходили постоянно. Неорганизованно. С разных сторон. Каждую секунду по трое или пятеро. Молодые люди в дорогих костюмах. Бедно одетые старушки с палочками и в сломанных очках. Длинноволосые парни в косухах. Девушки в дизайнерских очках и сапогах на высоченных каблуках. Крашенные в блондинок женщины за 50. Школьники в полосатых свитерах. Никогда я не видел такой разношерстной толпы. Но у всех были алые гвоздики. Они молча клали их к памятнику, стояли минут пять и уходили.

В десять часов появился российский посол Николай Успенский. Его венок цвета российского флага был огромным, а выражение лица – растерянное. Его моментально обступили западные журналисты, кричавшие ему вопросы, кажется, на всех языках.

– Посол сегодня не дает комментариев,– крикнул в ответ пресс-атташе, но сам посол был так растерян, что начал вдруг отвечать на вопросы. Он простодушно говорил, что у него праздничное настроение и он рад хорошей погоде.

– 9 Мая – это наш праздник. И мне очень приятно, что этот наш праздник чтят и помнят здесь, в Эстонии. Я очень рад тому, что тут так много ветеранов. Сейчас мы вместе с ними на кладбище, а днем проведем для них концерт!

Посла увели, а распаленные западные журналисты продолжили брать интервью у журналистки канала "Россия". Тут к памятнику подошел худенький и сгорбленный ветеран, увешанный орденами, с букетом. Примерно 20 камер ринулось к нему.

– Вот дед сейчас станет ньюсмейкером! – радостно воскликнула стоявшая рядом со мной его внучка. Ветеран действительно начал говорить. Внучка заволновалась:

– Ох, не то говорит. Он же глухой почти. Они спрашивают его, как он относится к переносу памятника, а он им начинает рассказывать свою биографию: как воевал, где служил.

Внучка попыталась было увести деда, но он не дался – да и журналисты ее не подпустили. Деда отвели чуть в сторону – туда, где накануне стоял премьер Ансип,– и начали обстоятельную пресс-конференцию. – Что вы думаете, зачем русские хотят, чтобы памятник оставался там, в центре города? – спрашивала на ломаном русском немецкая журналистка.

– Я хочу, чтобы мои дети жили мирно. И внуки, и правнуки. У меня уже правнуков семь штук. У меня внук футболист – он даже в Россию ездит все время,– гордо отвечал ветеран.

Цветы, которые клали перед памятником, возвышались уже сантиметров на 30. На входе на кладбище образовалась очередь.

День песен

Площадь Тынисмяги, как и обещал министр обороны, не открыли. Там весь день продолжались работы по озеленению – за забором два десятка крепких женщин с лопатами сажали кустики календулы, анютиных глазок и еще каких-то ярких цветов. Они не обращали никакого внимания на то, что происходило снаружи, а по другую сторону металлической ограды люди вплетали в нее гвоздики. На противоположной стороне дороги стояли полицейские в ярко-желтых жилетах и вежливо просили людей, чтобы те, если хотят оставить у ограды цветы, подходили к ней именно по пешеходному переходу. Машины, проезжающие по улице, всем переходящим с цветами к решетке уступали дорогу. Люди тоже шли сплошным потоком – всовывали гвоздики меж прутьев, а потом возвращались назад и вставали вдоль стены.

– Ну что, будем орать? – спросила у стоящих явно подвыпившая женщина.– Позор! Позор! Позор!

Ее немедленно вытолкали. Стоящие вдоль стены начали раздавать георгиевские ленточки, и, кажется, за какие-то полчаса их надело полгорода. Георгиевскими ленточками оказались украшены почти все проезжающие мимо машины и все случайные прохожие. Потом появилась еще символика – к металлической ограде стали привязывать белые воздушные шарики с изображением Бронзового солдата и надписью "Я помню, я горжусь". В толпе появился неугомонный борец за права русских Дмитрий Кленский, который немедленно стал давать интервью корреспондентам каких-то радиостанций. – Если бы я был Россией,– скромно говорил активист,– я бы вообще никак не реагировал на действия эстонских властей. Ну или бы сразу ввел войска. Одно из двух.

– Дмитрий Кириллович, о чем вы говорите? – замахали на него руками женщины.

– Да! А почему Америке можно вводить войска в Ирак, а России нельзя? – спросил он.

Подошла группа немолодых женщин со стопкой распечатанных текстов военных песен.

– Давайте петь! Эстонцы любят, когда поют. У них ведь даже была поющая революция! Они поймут нас, если мы будем протестовать и петь!

Женщины нестройно, но задушевно спели "День Победы", "Синий платочек" и "Катюшу". Полицейские улыбались и даже сдержанно хлопали.

– Ну а теперь, может, "Священную войну"? – предложила одна из них. Остальные замахали:

– Что ты, что ты! Не надо провоцировать!

Народу прибывало. Люди выглядели совсем не так, как те, что шли на кладбище. Здесь они выражали не скорбь, а протест. Девушка Наташа, например, пришла с пятилетней дочкой и мужем – но с ним уже весь день не разговаривала. – Понимаете, он у меня литовец. А его Литва нам буквально ржавый нож в сердце воткнула. Литовское правительство заявило, что поддерживает перенос Бронзового солдата.

Муж Наташи хотел было спорить, но махнул рукой и пошел втыкать цветы в ограду.

– Почему вы пришли именно сюда, а не на военное кладбище? – спрашивал я у Виктора, художника, который приехал сюда на велосипеде с двумя детьми.

– Почему? Потому что это место – святое,– просто отвечал он.

Бывшая блокадница Руфина Аркадьевна со слезами на глазах буквально пытала французскую журналистку, которая пыталась взять у нее интервью:

– Скажите, неужели Европа хочет третьей мировой войны? Я никогда и подумать не могла, что по всей Европе будут фашисты! Какой ужас! Скажите мне, неужели вы хотите войны? Француженка не понимала, чего хочет Руфина Аркадьевна, и сама уже была готова расплакаться.

День непонимания

К вечеру людей на Тынисмяги становилось то больше, то снова меньше

У активистов "Ночного дозора" закончились георгиевские ленточки, а их все просили.

– Ничего не будет. Все будет спокойно,– говорил мне один из дозоровцев,– просто те люди, которые разочаровались окончательно, они будут действовать уже по-другому. Они будут проводить одиночные акции, более четко спланированные и более радикальные. Эти люди могут решить, что раз протесты ни к чему не приводят, надо бороться новыми методами.

– Дружочек мой, только ты туда не лезь, ладно? Не участвуй в этих радикальных акциях,– начали его уговаривать чуть ли не хором стоящие вокруг.

– Да я, наверное, и не буду. Найду себе работу – уеду в Россию жить.

Народ расходился.

– Я уверен, что никаких беспорядков больше уже не будет,– уверял меня в своем кабинете министр иностранных дел Эстонии Урмас Паэт.– Все позади. Может, в краткосрочной перспективе перенос памятника и привел к небольшой поляризации общества, но в долгосрочной перспективе это пойдет всем на пользу. Его больше никто не сможет использовать для провокаций. И вообще я не понимаю, почему для русских символом является именно памятник, а не Русский театр или Русский культурный центр.

– Но ведь театр никто не пытается снести.

– Для нас памятник – символ оккупации.

– То есть вы считаете, что вы все сделали правильно и никаких ошибок не допустили?

– Именно так. И беспорядков не будет,– еще раз добавил министр.

Может быть, он настаивал так потому, что вчера в эстонской газете Postimees вышло интервью министра внутренних дел Юрия Пихля. В нем он сказал о том, что корреспондент Ъ в своем предыдущем репортаже призывал жителей Таллина выйти на Тынисмяги и устроить там акцию протеста – он именно так понял. Вот я теперь и не понимаю, правильно ли я все понял на на этот раз. А понял я только то, что никто, оказывается, никого не понимает. МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ, Эстония

________________________________________

Консулу Эстонии не дают покоя

В Санкт-Петербурге у стен эстонского консульства 8 мая весь день по очереди митинговали "Молодая гвардия 'Единой России'", "Справедливая Россия" и "Наши". Акция молодогвардейцев заключалась в возложении цветов к пластиковому изображению Бронзового солдата и минуте молчания. Во время нее в здание дипмиссии прибыл консул Эстонии Лаури Бамбус. Активисты успели привязать к антенне автомобиля георгиевскую ленточку, которую консул отвязал и положил в карман. Справороссы пели под гармонь военные песни. "Наши" привели к консульству спортсменов из Федерации кекусинкай-каратэ. Юноши и девушки в кимоно, подвязанных георгиевскими лентами, устроили показательные выступления – по словам руководителей петербургского отделения движения, это символизировало "силу духа и готовность защищать свою страну". Вчера комиссары "Наших" продолжили акцию у консульства Эстонии, исполняя песни военных лет.

В поддержку Эстонии выступила вчера группа граждан, которые называют себя движением "За самостоятельность Петербурга". "Эстонский скандал", по их мнению, демонстрирует "совковость" российских властей. Однако милиционеры не дали развернуть им плакат "Нет антиэстонской истерии".

МИХАИЛ Ъ-ШЕВЧУК, Санкт-Петербург

________________________________________ Как отметили День Победы в Латвии, Литве и Польше

В прибалтийских республиках и в Польше 9 мая прошло под знаком борьбы со всем, что напоминает о временах советского господства. В столице Латвии Риге у монумента Победы в центре города случилась потасовка, когда активисты местного Союза национальной силы решили возложить к памятнику цветы в память о жертвах большевиков. Им пытались помешать члены Латвийского антифашистского комитета, однако на их пути встала полиция: несколько человек были задержаны. Скандальный инцидент вчера случился в эстонском городе Тюри. Неизвестные осквернили памятник красноармейцам, защищавшим город в 1941 году,– на скульптуре нарисовали свастику.

В Литве День Победы не отмечался: 8 и 9 мая там обычные рабочие дни. По словам спикера парламента страны Виктораса Мунтянаса, это связано с неоднозначным отношением к указанным датам: "В мае 1945 года был побежден фашизм, но надо учитывать, какими последствиями эта победа обернулась для стран Балтии. Для нас 8 мая является днем победы над фашизмом, а 9 мая – днем начала советской оккупации".

В Польше вчера вновь заговорили о законопроекте "О местах национальной памяти", который узаконит ликвидацию памятников "эпохи советского тоталитаризма". Премьер Ярослав Качинский заявил, что закон, который позволит убирать памятники, будет принят, как только решатся технические вопросы. "Это суверенное право Эстонии – решать, какие памятники иметь. Так будет и в Польше",– заверил господин Качинский. Вчера же власти польского города Катовице объявили, что Россия согласилась с переносом памятника советским солдатам с центральной площади Свободы на одно из воинских кладбищ. На месте монумента будет установлен памятник борцам за независимость страны. Но не исключено, что на площади Свободы появится памятник покойному президенту США и почетному гражданину Катовице Рональду Рейгану.

________________________________________

ОАО РЖД отказалось от маршрута Петербург–Таллин

8 мая ОАО "Российские железные дороги" (РЖД) уведомило администрацию эстонских железных дорог (Eesti Raudtee) о том, что с 27 мая будет отменен ежедневный пассажирский поезд, следующий по маршруту Таллин–Санкт-Петербург. Согласно официальному разъяснению пресс-службы РЖД, к необходимости отмены поезда привела коммерческая неэффективность маршрута. По данным компании, поезд #650/649 ежедневно перевозил от 16 до 45 пассажиров, что в среднем составляет менее 18% от общего количества мест. Как отмечается в сообщении, убытки РЖД в течение апреля составили почти 390 тыс. руб. После двухлетнего перерыва пассажирское железнодорожное сообщение между Таллином и Санкт-Петербургом было возобновлено с 31 марта. Теперь в Таллин снова будет следовать лишь один регулярный пассажирский поезд из Москвы. Кроме того, в последние дни сократился и грузовой поток по железной дороге в сторону Эстонии. По данным Eesti Raudtee, с начала мая количество товарных составов из России, пересекших эстонскую границу, уменьшилось с 35 до 17. Это вынуждает эстонские железные дороги разработать антикризисную программу и отправить в отпуск большое число сотрудников.

АЛЕКСЕЙ Ъ-ЕКИМОВСКИЙ

________________________________________

Россия разгрузила мост Дружбы с Эстонией

Правительство Ленинградской области ограничило вчера движение автотранспорта по мосту Дружбы через реку Нарову, соединяющий российский Ивангород и эстонский город Нарва. "Движение по мосту автомобилей массой более 3,5 тонны ограничено. Это решение принято в связи с аварийным состоянием моста",– сообщил СМИ глава пресс-службы администрации Ленинградской области Валентин Сидорин.

Автомобилям, масса которых превышает указанную, придется следовать объездными маршрутами, которые администрация Ленинградской области специально разработала перед началом ремонтных работ. По словам господина Сидорина, областное правительство выполняет решение федеральных властей и обеспечивает полное информирование о схемах объезда. Как отметил глава пресс-службы, к работе по информированию граждан подключены сотрудники ГИБДД, администрация Ивангорода и дружинники. Маршруты объезда организованы через международный автотранспортный переход Шумилкино со стороны Изборска и Пскова по автотрассе М-20.

На российской стороне в Ивангороде расположен таможенный пункт пропуска, который является основным на российско-эстонской границе. Ежедневно он пропускает около 150-200 грузовых автомобилей

kommersant.ru


Возврат к списку